INCREDIBLE ПОДБОРКА ОТ ХУДОЖНИЦЫ ЛЮБОВИ ШМЫКОВОЙ: МАСКИ ОТ ДИЗАЙНЕРОВ, ХУДОЖНИКОВ И СТИЛИСТОВ
MASKED BALL
ПАРАД МАСОК

Венера Казарова
художник, дизайнер одежды
Я создаю костюмы для театральных постановок и современного танца, а также делаю бумажные объекты для оформления пространства и для фотосессий. В своей работе я соединяю любовь к бумаге и ткани, иногда сочетая оба этих материала, а также пластиковую посуду, полиэтилен и все, что попадается под руку — в особенности, старые вещи. Я черпаю вдохновение в природных формах, сказках и своих сновидениях. Маски стали моим визуальным дневником.
Люба Шмыкова:
За Венерой я давно наблюдаю, и была знакома с ее работами еще до того, как мне предложили курировать ее персональную выставку (про новую выставку PERMM — масштабную фантазию Венеры Казаровой — читайте здесь). В этой подборке я решила сместить акцент на текстильные маски, так как они не вошли в экспозицию, но очень нравятся мне своей инаковостью, отличием от бумажных работ Венеры. В них нет привычной цветочной красоты, они телесные и почти анатомичные, но красота здесь все равно присутствует. Деформация и мутация хоть и пугает, но остается нежной из-за телесной ткани.

Оливье де Сагазан
художник
«Я ошеломлен тем, насколько люди думают, что жить нормально — это нормально. Все мое внимание направлено на то, чтобы раскрыть эту странность существования в мире» — Оливье де Сагазан. Если вы впервые видите работы де Сагазана — вероятно, вы испытаете шок разной степени силы. То, что он делает, вполне можно называть боди-хоррором, но особенность этого художника в некой ауре, выделяющей его среди прочих, которую легко уловить, но не так-то просто описать словами (darkermagazine.ru).

Люба Шмыкова:
Перформансы Сагазана — это практически живые картины Френсиса Бэкона, но только человеческого в них мало. Это первобытные ритуалы, экзорцизм, куклы вуду, что-то древнее и по-настоящему животное. Поскольку я люблю мифические обряды, африканскую культуру, первобытные сюжеты, то меня не пугают его перформансы, которые похожи больше на скоростную мутацию с помощью глины. Если ваши глаза — это нежные цветочки, то, скорее всего, вас шокируют его работы.

Шин Маруяма
художник
Шин не любит говорить о своих масках, он верит, что только маски могут говорить сами за себя. Мы могли бы предположить, что они являются своего рода протестом против расовых стереотипов или они могут быть просто способом защиты нашей идентичности; но, честно говоря — кого это волнует? Важно то, что он умеет создавать своими руками лучшие маски из предметов одежды уличных брендов.
Люба Шмыкова:
Работы дизайнера выглядят как мечта ребенка — кепки, бейсболки, шапки и кроссовки перешитые в маски. Сразу вспоминаю, как в детстве, чтобы превратиться в ниндзю или самурая, достаточно было натянуть бейсболку прямо на лицо.

Кацуя Камо
стилист
С начала своей карьеры в 90-х японский стилист Кацуя Камо активно развивал направление дизайна волос, создавая прически и головные уборы, больше похожие на скульптуры, и предпочитал использовать в работе нетрадиционные материалы. Камо работал в Токио, Нью-Йорке и Париже, став самым известным японским стилистом в мире. Он сотрудничал с такими домами моды как Comme des Garçons, Fendi, Chanel, Maison Martin Margiela, помогал создавать образы моделей для фотосессий в журналах Vogue Italia, Vogue Paris, New York Times Magazine, Dazed & Confused.
Люба Шмыкова:
Японский стилист, на которого я случайно наткнулась в инстаграм. Он создал образы к показу болгарского дизайнера Кико Костадинова. Маски из волос меня всегда завораживали. Волосы, запутанные и укутавшие лицо, стали маской. И в этом есть что-то японское, мистическое. Смесь фильма Звонок и масок Мартина Марджела.

Кимико Йошида
художница
«Мое искусство — это протест против современных клише в отношении женщин», — заявляет художница, которая в первую очередь знаменита сериями автопортретов, в которых она последовательно демонстрирует стереотипное восприятие женщин Востока. «Мои автопортреты — это всего лишь место, где выражена формула мутации. Единственный смысл существования искусства заключен в преобразовании всего, до чего оно может дотянуться и превратить в нечто иное. Меня интересует абсолютно все, что существует вне меня. Побывать в тех местах, куда направились мои мысли, исчезнуть в том образе, в котором я существую, чтобы возродиться в нечто совершенно иное — вот что для меня имеет значение». (DotArt.info)
Люба Шмыкова:
Японская художница создает автопортреты из одежды, украшений, головных уборов и заново пересобирает женские образы разных эпох. Повседневная одежда становится то маской, то абсолютно симметричным украшением, отсылающим к определённой культурной традиции.

Абу Блант
художница
ABU BLUNT исследует, как разные этнические и культурные особенности резонируют с локальной средой, как в каждом городе мира разворачивается уникальный процесс взаимовлияния Востока и Запада.
Люба Шмыкова:
Дизайнер собрал коллекцию масок из детского конструктора Bionicle. Мне такое дико нравится, так как это расширение функций конструктора: из деталей реально можно собирать что угодно и самому становиться супер роботом. Очень странно, что сами производители Lego не догадались делать такие маски. Роботом и киберчеловеком клево быть и в 4 года и в 24.
МИР БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ ПРЕЖНИМ. ПАНДЕМИЯ ИЗМЕНИЛА ПЕРМЬ ДО НЕУЗНАВАЕМОСТИ. В НЕПРОСТЫХ ПОСТКАРАНТИННЫХ УСЛОВИЯХ КОМАНДА PERMM ВЗЯЛА НА СЕБЯ РОЛЬ РЕГИСТРАТОРА АНОМАЛИЙ. ВО ВРЕМЯ САМОЙ ДЛИННОЙ БЕЛОЙ «НОЧИ МУЗЕЕВ» МЫ БУДЕМ РАССКАЗЫВАТЬ, ЧТО ПРОИСХОДИТ В ИЗМЕНИВШЕЙСЯ ПЕРМИ И МИРЕ.
В первом действии нашего «ночного» спектакля мы выйдем в город после этого тяжелого сна и затопим все, что еще не затопило самое мощное за последнее время пермское половодье. На улице посмотрим пока еще не полностью разрушенные стрит-арт работы от юных вандалов и художников, участников проекта «Разговоры с городом». Затем в ритме перформанса художницы Саши Фроловой AQUAAEROBIKA с ее текучими фигурами переплывем в фантастические миры на выставке PARADIZARIUM в PERMM, а оттуда — на метафизический кухонный разговор Саши с великим концептуалистом Павлом Пепперштейном. Да, на эту длинную белую ночь PERMM возвращается на Речной — прогуляемся вместе по любимому обновленному зданию музея.
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
17 мая
Вы приглашены на бал, на котором, ни на что не намекая, все будут в масках — из горячей любви к трансформации. Главные герои бала — художник Роман Ермаков с потрясающими живыми скульптурами, дети из мифологического места Большая Коча в невероятных костюмах чудищ, парад масок художников со всего света, среди которых и наша Венера Казарова, художник первой выставки PERMM эпохи посткарантина.
ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
18 мая
День рождения музея. 1:1. Каждый раз отмечаем, как в первый и в последний. На одиннадцатую ХБ-вечеринку мы пригласили наших любимых друзей, группу 3000К, и всех, кого только мечтаем — от Канье Уэста до Хью Лори, а в финале всего, как положено — фейерверк, но не тот, о котором вы подумали, а правильный — в духе продуктового диджитал-арта. Мы не раскрываем все карты сразу, впереди много сюрпризов! Присоединяйтесь к нашей длинной белой ночи!